Ветер действительно дул с моря. Причём довольно бодро – около 7 м/с. Погода, как и в прошлом году, категорично перечёркивала наш план завтра выйти в море. А пятерым мужчинам, собравшимся в Де-Кастри вечером 11 июня, в море надо было выйти позарез! И не позднее, чем завтра. Перенести сроки морского похода было невозможно. На это были причины.

Во-первых, в команде, был только один отпускник, а остальным через четыре дня надо на работу. 
 Во-вторых, и это главное, наступили сроки кратковременного посленерестового жора морского тайменя. Поиск этой редкостной рыбы и было главной задачей нашего похода. А целью - отдалённый морской залив, где «сахалинец» нагуливался после нереста. Но между нами и этим заветным заливом встало неспокойное море.

 Собрались на совет. Положение не радовало. Метеопрогноз тоже не добавлял оптимизма – два дня ещё терпимо, а потом шторм. Конечно, можно было вовсе отменить морской поход и отправиться на сплав по хорошо знакомой, и недалёкой, горной речке. Там были высокие шансы взять крупного речного тайменя, а может и двух-трёх. Ведь у него тоже жор. Но это значило отказаться от мечты, от цели, задуманной ещё три года назад. Но рыболов-спортсмен тем и отличается от любителя, что всегда поднимает планку достижений.

Алексей предложил: – «Стартуем сейчас, вечером, и таборимся на косе у входа в залив. А рано утром, когда ветер обычно слабеет, попробуем пройти «Медвежьи уши» и выйти в море (так называют две скалы, у которых накатывающая на континент волна достигает наибольшей крутизны).
Дорога в Де-Кастри никогда не была лёгкой, поэтому, конечно, все подустали. Настроение было пообщаться, немного выпить и отдохнуть.

Но единогласно приняли решение – ИДЁМ!

 Для похода были подготовлены две лодки – Хибо 430 (Китай) под Тохатцу 30 и Гольфстрим 385 под Ямахой 30. Команда была разделена на два экипажа.

 Экипаж 1-й лодки:
Михаил – капитан-командор, без определённых обязанностей.
Алексей – первый шкипер-рулевой.
Женя – корабельный кок.
Дизель – простой матрос. (Поскольку все командные посты были распределены, то все матросские должности остались Дизелю, на что он, в общем-то, не возражал).

 Экипаж 2-й лодки:
Николай – второй шкипер-рулевой
Женёк – старший помощник.

В 21-30 мы отошли от берега. В заливе волнение было умеренно. Небо, хоть и было затянуто облаками, давало достаточно тусклого света для уверенного следования курсу. 

Подошли к маяку. Самый опытный мореход Алексей оценил высоту волн и внёс новое радикальное предложение – пройти накат сейчас, уйти дальше в море, где волна более полога и пытать счастье, двигаясь к цели. В крайнем случае, если волна окажется неодолимой, укроемся в любой попутной бухте. Высота прилива находилась в максимальных пределах, что давало преимущество при прохождении опасных мелководных участков вблизи побережья. Согласились все, малодушных не было.

В 22-00 мы благополучно вышли из залива Чихачёва и двинулись по широким просторам Татарского пролива. Вот где было настоящее море, большие волны и студёный ветер!
Решили не прижиматься к береговой линии, а идти прямым курсом на едва различимый в сумерках далёкий мыс, обогнув который попали бы в наш залив.
Дизель уже приобрёл обширную мореходную практику, сопровождая Алексея в его поездках. Он держался молодцом, прижавшись к поклаже, и твёрдо смотрел вперёд. Для большей уверенности я придерживал его за холку.

Вторая лодка отставала, и мы часто теряли её из виду, когда она проваливалась между волнами. Алексей, как мне казалось, периодически сбрасывал газ.
Спросил его: - Ждёшь наших?
- На волну не могу подняться! Не хватает мощности мотора!
Я оглянулся. Не знаю, почему так, но волны впереди всегда кажутся менее высокие, чем те, что остаются за кормой. А сзади нас грозно догоняли длинные чёрные валы, среди которых подпрыгивала и опускалась вторая лодка. 

Медленно, очень медленно, приближался далёкий мыс, хотя скорость движения была 15-20 км/час. Сгущавшаяся темнота, несмотря на приближение цели, делала её уже едва различимой. Ориентировались по навигатору.

Наконец, через два часа достигли двух островков, стоящих у входа в залив. Благополучно избежав прибрежных подводных скал, уже за полночь мы высадились на галечную косу в глубине залива. Разжигали костёр, ставили палатки и готовили ужин на сильном ветру. Но это всё были уже пустяки. Главное - МЫ ДОШЛИ!

Утро было пасмурно. Но ветер стихал, а светлая полоска, пробивающаяся на горизонте, давала надежду на хорошую погоду. Настроение резко поднималось. 

Началась обычная весёлая таборная суета, в предвкушенье хорошей рыбалки. Кто-то подкачивал лодки, другие снаряжались, а наш кок Женя готовил завтрак для команды. Дизель тоже старался не отдаляться от камбуза.

Лов решили начать с входа в залив. Состав экипажей сохранили тот же. Только Дизеля оставили вахтенным на таборе. Впоследствии, правда, оказалось, что допустили ошибку, оставив на столе сало.

Вскоре добились первых успехов. Клевала кунджа, но размеры рыб пока были очень скромными. Лодки разошлись. Связь держали по рации. Наш экипаж двинулся искать рыбу в глубине залива, а Николай с Женьком остались у скал на его входе. 

Мы облавливали каменистые стенки вдоль берега, но здесь даже кунджа перестала брать. Начинался отлив и Алексей предложил пройти к устью впадающей в залив речки, отделённой от моря длиной галечной косой. На её стрелке мы и заякорились

И началось! Вода отступала, унося из лимана и реки множество питательной органики, привлекающей неисчислимые стада корюшки. А в устье её караулил голодный хищник. То здесь, то там шёл бой крупной рыбы, очень схожий с кормёжкой стаи верхогляда на больших амурских протоках. Все дружно взялись за спиннинги. 

Хватка произошла на первой же проводке. В деле была крупная (45 г) ДАМовская блесна типа Шторлинг. Подведя рыбу к борту, я увидел вывернувшейся на поверхности широкий рябой бок, и с радостью опознал сахалинского тайменя. Рыбка была небольшая – около 2,5 кило, но это ничуть не умерило моего счастья! Ещё бы, первый раз держать в руках эту редкую, таинственную рыбу, за скрытность прозванную японцами «рыбой-призраком». 

Это была очень красивая рыба. Его окрас, много ярче, чем у речного собрата, отливал золотисто-радужными цветами. Осыпь мелкого чёрного крапа ещё более усиливала переливающийся эффект. Сахалинец был шире в поперечнике, и обладал более сбитым, брусковатым сложением.

А активный клёв продолжался! Каждая третья проводка была результативной. Небольшие таймешата 2-3 кг весом гоняли корюшку. Бывало, что мы все трое одновременно вываживали рыбу! В большинстве случаев рыбе удавалось сойти у борта лодки. Не могу это объяснить, может пасть у морского жёстче, чем у сибирского. Ведь мелкие «сибирцы» крайне редко сходят с тройников, так как всегда очень жадно хватают даже крупную приманку, чем часто себя губят. А может «сахалинец» берёт более осторожно. 

Но сейчас мы просто наслаждались клёвом! Сходы никого не огорчали, ведь мы не собирались заготавливать рыбу. Прекрасно понимая, что такой жор не может быть долговременный, никто не хотел откладывать спиннинг, чтобы взять фотоаппарат. (О чём мы, конечно, потом пожалели). Преимущественно использовали воблеры, схожие размером или расцветкой с корюшкой. 

Рыбацкое счастье длилось недолго – 40-45 минут. Затем всё стихло. Но в нас и так кипел восторг. Сообщили об успехе по рации второму экипажу и двинулись к недалёкому табору. 

Стоит заметить, что наш старпом Евгений своей жизнерадостностью и находчивостью в любых сложных ситуациях, сильно напоминал мне старшего помощника Лома из команды капитана Врунгеля. Ничто не могло сломить его неунывающего духа.


Не успели они с Николаем сойти на берег, как корабельный кок сразу сделал ему строгий выговор за задержку – Сковородка шипит, пора кормить команду, а рыбы нет! Пока Николай швартовался и подтаскивал лодку, Женёк, выскочив на берег, моментально выпотрошил и порубил на куски привезённую кунджу. Я, увидев такое кощунство над невзвешенным трофеем, выдал свой малокультурный комментарий этому факту. Старпом, нимало не тушуясь, в мгновенье ока собрал все куски и требуху в котелок и прискакал ко мне с безменном. Пришлось взвешивать трофей в разделанном виде, предварительно тарировав котелок. 

Кок Женя (не путать с Женьком) всегда обеспечивал нас превосходной кухней. Причём весь камбузный скарб – сковороды, протвини, котелок, газовую плитку он всегда привозил сам. Он также добровольно брал на себя обязанность закупа продуктов для наших экспедиций. Нас он изредко использовал на малоквалифицированных подсобных работах – чистка картошки или рыбы. А всё остальное делал сам, лишь мойку посуды доверяя Дизелю. 

Дизель отлично и самозабвенно справлялся со своими обязанности бочкового (помощник кока по камбузу), полноценно заменяя моющее средство «Ферри». После него котелок, сковорду, протвини и тарелки надо было просто ополоснуть морской водой. 

После замечательного обеда, команда, бурно делясь первыми впечатлениями, расположилась для отдыха. Погода окончательно прояснилась, и я в сопровождении верного Дизеля, пользуясь набирающем силу отливом, пошёл изучать берега залива.

Залив

Полуденное июньское солнце, озарившее мир, открыло нам замечательную красоту нашего залива. Скальные утёсы, опоясывающие берега, заиграли оттенками бурого, фиолетового, гранитного, красного и песчаного цветов. На них отчётливо просматривались геологические пласты разных эпох. А за ними зеленело бесконечное море просыпающейся тайги. 

При обозрение залива, прежде всего, привлекала внимание высокая кинжалообразная скала, сторожащая северный вход в залив. Местные присвоили ей название «Палец Афродиты». Что нам не очень нравилось. Бесспорно Афродита морская богиня, но ведь она и прекрасная женщина. Почему у неё должен быть такой здоровенный палец? И что она хочет показать таким неприличным жестом? И кому? Сошлись на том, что переименовали скалу в «Перст Посейдона». Морской бог предостерегал мореходов об опасности здешних вод. Впрочем, некоторые члены экипажа предлагали более радикальные названия, но в эстетических целях оставили первое. 

С южной стороны залив ограждала высокая гора, восточная сторона которой была отгрызена морем, и поэтому напоминавшей горнолыжный трамплин. Отлив обнажил морское дно, и стало возможным совершить переход в соседний распадок, лежащий у подножия горы. Видимо, это место часто посещалась различным зверьём, так как  Дизель очень тщательно принюхивался к кустам и непрерывно тёрся шерстью о траву. Обнаружилась рыбацкая хибара с нарами и печкой в более-менее удовлетворительном состоянии. Видимо, залив посещался промышленниками во время путины.

В глубине залива, недалеко от нашего табора, находилось устье горной реки. Оно так ловко спряталось за длинную галечную косу, что в первое наше посещение мы его не сразу обнаружили. Даже обогнув косу на приливе, не сразу понимаешь, где собственно устье? Открывается длинный мутный залив с песчаными берегами, на самом деле являющейся лиманом речки. Течение становиться заметным только в отлив. 

 В завершении описания залива стоит упомянуть красивый водопад, служивший нам источником пресной воды. Родниковая вода, по каскадам скал, скатывалась в море, распадаясь на отдельные струи.

Дизель опять остался дневалить, а мы, на всякий случай, обловив устье, двинулись к скалам. Там удача вновь сопутствовала Николаю и Женьку. Они вновь взяли неплохих рыбин. На этот раз, вполне насытившись рыбалкой, мы не забывали о фотосессии, сняв процесс вываживания. 

Вечер заканчивался почти полным штилем. А море, освещённое полной луной, тихо ласкалось на прибрежной гальке. За ужином строили планы на завтрашний день. 

Шторм

Ещё не выйдя утром из палаток, мы услышали, что погода круто поменялась. Вчерашняя идилия исчезла как прекрасный сон, и перед лицом стояла суровая сущность холодных северных морей. Ветер набирал силу. Несмотря на отлив, волны яростно накатывали на берег. 

Мы всё-таки сделали попытку порыбачить. Николай с Женьком решили идти на своё место на подводную гряду, где вчера взяли неплохих рыбин. А мы двинулись к устью лимана, рассчитывая опять на массовый выход тайменя. Но ветер нагнал в прежде чистые воды массу водорослей и каждая проводка собирала пучок водной растительности. Да и вчерашних всплесков на поверхности не было. Рыбачить было бесполезно. Пришлось возвращаться.

Вскоре вернулись и парни, ещё более мрачные – в море волна, о рыбалке и речи нет, надо уходить, пока шторм не набрал полную мощь. 
Так и решили. Как обычно, срабатывало старое правило - чем хуже метеопрогноз, тем вернее он сбудется. Молча и деловито собирали лагерь. Один Дизель демонстрировал радостный оптимизм по поводу возвращения.

 

Двинулись к «Персту Посейдона». Не зря он, старый морской чёрт, нам грозил! Но мы ещё посмотрим кто кого.

За двумя островками было ЛИХО. Другого слова не подберёшь. До островков мне ещё удавалось с горем пополам делать снимки, но за ними первая же волна захлестнула камеру, плеснув и мне за ворот литра три студёной волны. Так, что пришлось запрятать камеру подальше, запахнуть куртку и крепко держаться за леера. 

Позавчерашнее волнение - это были высокие, но пологие и ровные валы. Теперь против нас встали короткие обрывистые волны с кипящими барашками на гребнях. Злобный порывистый ветер срывал с них пену и бросал нам в лицо. Каждая встречная волна захлёстывала лодку, обдавая нас вёдрами воды. Малейшая ошибка шкипера грозила опрокинуть лодку. Но нашим рулевым был сам чёрт не брат. Они, как и все остальные, сохраняли холодную голову и не забывали, что мы мужчины.

Какое-то время мы честно боролись, стараясь пробиться в море. Не знаю точно сколько. Каждая волна несла угрозу. Лодки в этот раз шли близко. Экипаж Николая немного впереди. На этот раз с ними был Дизель, изредка мелькали его настороженные уши.
Но ветер и волны крепчали. Конечно, на всех нас были спасжилеты. Но что от них толку, если вода 5-6 градусов, а до берега не меньше полумили. 

Алексей крикнул: - Возвращаемся! 
Опыт его, и правильность решения сомнений не вызывали. Но повернуть лодку на волне – ещё та задача! Наши шкиперы были на высоте. Дождались более пологую волну и развернулись. Вошли в ближайшую бухточку, немного укрытую от волны. 

 

Без всякой команды молча выгружали лодки, спускали с них воду, и раскладывали сушить вещи. Только после этого достали НЗ и сняли стресс. Стало веселее. Дизель, как ни в чём не бывало, отправился исследовать окрестности. Мы более комфортно расположились и все дружно расхохотались. Опасность на время отступила, а храбрые люди думают о ней, только когда она рядом. И само собой мы занялись рыбалкой. 

Решили ждать вечера, рассчитывая на некоторое успокоение. Неожиданно обнаружили техническую проблему. Контргайка, фиксирующая клапан внутри баллона, ослабла. И теперь из-под клапана травил воздух, баллон сильно сдавал. Видимо, это произошло во время движения, но в горячке мы ничего не заметили. Чтобы её подтянуть, нужен разводной ключ, которого у нас не было. Решение было одно – на ходу подкачивать баллон электронасосом. Благо наши аккумуляторы ещё сохраняли заряд. 


 

Часам к пяти вечера стало понемногу успокаиваться. Решили двигаться. К нашему стыду, чуть не забыли одного члена экипажа – Дизеля. Он шастал где-то в отдалении, и когда лодки уже отчалили, кинулся в воду и поплыл. Умный пёс хорошо понимал, что раз не остатаётся вещей, то сюда люди уже не вернуться. 

Каждые 7-8 минут приходилось подкачивать лодку. Волна уже позволяла высвободить одну руку для этой работы. Я прижимал шланг к клапану баллона, а Женя включал насос. 

Понимая, что потенциал аккумулятора не бесконечен, решили зайти в попутную бухту. Там стояла рыбацкая бригада, и мы рассчитывали найти у них газовый ключ. Эта была та самая бухта, в которую нам удалось проехать в 2012 г. Она была очень надёжно загорожена от ветра длинным полуостровом, и поэтому в ней стоял полный штиль. Бухта напоминала большую песчаную лагуну с поросшим водорослями дном.

Шёл отлив. Остановились на песчаном мелководье в двухстах метрах от берега. Николай побрёл к баракам за ключом, а мы вычерпывали воду. Он вернулся ни с чем, если не считать того, что за ним увязались два странных белесых пса, пришлёпав от берега по брюхо в воде, видимо, в надежде на подачку. Дизель взъярился. Псы остановились, подумали и также неторопливо пошлёпали назад.
 

Делать было нечего. Надежда оставалась на аккумуляторы. И они не подвели. Через полтора часа мы благополучно миновали Медвежьи уши и вошли в залив Чихачёва. Волнение в заливе теперь казалось нам детской забавой, хотя по всей водной поверхности не было ни одной лодки, несмотря на выходной день. Морские суда, обычно стоящие на внешнем рейде, укрылись в бухте, что указывало на серьёзность утреннего шторма. Ещё через 20 минут мы благополучно высадились на гостеприимном берегу п.Де-Кастри.
МЫ ВЕРНУЛИСЬ!

(автор Михаил Лямкин)

ООО "Дальневосточная Рыбалка"

Реестровый номер РТО 019874

г. Комсомольск-на-Амуре

телефон: 8914-418-6800

Наши туры имеют спортивно-любительское направление.
У нас действует правило «Поймал — отпусти!»